October 11th, 2011

О дискриминации бывших заключённых

Оригинал взят у ns_dima_schultz в О дискриминации бывших заключённых
  Некоторое время назад я получил приглашение поработать на декабрьских выборах членом участковой избирательной комиссии Центрального района Санкт-Петербурга с правом решающего голоса. Предложение показалось мне заслуживающим внимания, прежде всего, потому что представлялось интересным изнутри увидеть ход выборного процесса и работу избирательного механизма, включая возможные сбои и злоупотребления, которые я мог бы если не предотвратить, то, по крайней мере, описать и предать гласности.
  Но к своему разочарованию изучив законодательную базу, я обнаружил, что согласно пункту «н» части 1 статьи 29 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», у меня нет права быть членом избиркома вследствие неснятой и непогашенной судимости.
  В 2003 году меня арестовали по обвинению в совершении преступлений по ст. ст. 282 (прим. 1) ч. 1, 280 ч. 1, 280 ч. 2, 282 ч 1, 282 ч. 2, пункты «а», «в», 150 ч. 4 УК РФ. В декабре 2005 года Ленинский федеральный районный суд Петербурга осудил меня на 6 лет лишения свободы, а в октябре 2009 года я освободился, полностью отбыв назначенное судом наказание. Хотя через несколько дней исполнится уже два года со дня моего освобождения, тюрьма продолжает довлеть надо мной в виде многочисленных дискриминационных ограничений.
  Впервые я столкнулся с дискриминацией во время довыборов в муниципальном округе Автово весной 2011 года. Тогда я обнаружил, что не могу выставить свою кандидатуру на выборах, так как закон Петербурга запрещает это для граждан имеющих непогашенную судимость по «экстремистским» статьям. Теперь же выясняется, что мне нельзя быть даже членом избиркома, хотя я давно уже полностью отбыл свой срок.
  Институт погашения (снятия) судимости, на мой взгляд, является дискриминационным и противоречащим духу справедливости. Человек, полностью отбывший установленный судом срок заключения должен иметь реальную возможность вновь стать полноправным членом общества и начать свою жизнь с чистого листа. Вместо этого бывших заключённых в РФ всячески дискриминируют, лишают права выдвигать свою кандидатуру на выборах, ограничивают им возможности трудоустройства. В результате в стране процветает так называемая «вторичная преступность», т.е. совершение преступлений гражданами освобождёнными из мест лишения свободы и не сумевшими адаптироваться в непривычной для них социальной реальности. Виной тому не только абсолютная порочность пенитенциарной системы совершенно развращающей попавших в круг её притяжения узников, но и дискриминационные законы, нарушающие права бывших заключённых.
  Дмитрий Бобров

гитара

В Полтавченко загрузили народную программу

Совсем недавно наш новоиспеченный губернатор пообещал народу в рамках своего твиттера в скором времени представить стратегию развития Санкт-Петербурга. Я даже как-то слегка возмутилась, Полтавченко ведь так активно выстраивает диалог с горожанами, а тут возьмет и представит стратегию, даже не выслушав мнения петербуржцев. Оказывается, учитываться будут пожелания, собранные Народным Фронтом — Тюльпанов вручил губернатору 3 папки с предложениями, собранными по телефону, интернету и лично представителями НФ. Вообще говоря, я довольно скептически отношусь к деятельности данной организации, и не особо верю в то, что она может стать реальным конструктивным инструментом диалога с гражданами. Но! Я с нетерпением буду ждать, когда пресловутая стратегия появится в интернете, дабы внимательно изучить, что же будет ждать город в будущем и чтобы поучаствовать своими собственными предложениями. К тому же самому я старательно буду призывать друзей и знакомых, потому что когда представляется хоть какая-нибудь возможность повлиять на ситуацию в родном городе, ее необходимо использовать сполна.
P.S. Исходя из сегодняшних новостных лент, мне не удалось пока обнаружить хоть сколько-нибудь вразумительного примера предложения, внесенного в ОНФ и поддержанного правительством города, кроме, пожалуй, постройки четырех современных ледовых дворцов и социального кодекса Санкт-Петербурга.